Chto takoe vokal'naja muzyka Вокальная музыка — музыка для голоса — самый древний вид музыкального искусства, ровесница человеческой речи. На заре существования человеческого общества, тогда же, когда человек научился применять звуковую речь как средство для общения с другими людьми, возникли и первые примитивные формы вокальной музыки, тесно связанные с самими формами существования первобытных племен. Это были пастушеские зовы, охотничьи или военные кличи, восклицания, объединявшие усилия людей в совместном труде. Из этих восклицаний возникли впоследствии трудовые песни.

Уже тогда музыка — и именно вокальная музыка — сопутствовала человеку на протяжении всей его жизни. Матери убаюкивали младенцев колыбельными песнями, песня сопровождала игры детей и развлечения взрослых, и, наконец, люди оплакивали утрату своих близких тоже в песнях-причитаниях.

С тех давних пор человечество прошло огромный, многовековой путь. Изменилось, развилось и усложнилось и музыкальное искусство, обогатившись новыми средствами выражения. Но и многие древнейшие формы вокальной музыки продолжают жить, сохранившись в быту и в искусстве цивилизованных народов, и при этом не как пережиток, а как естественное выражение человеческих чувств. К таким бессмертным формам вокальной музыки относится, например, колыбельная песня, да и многие другие жанры народно-песенного искусства, уходящего своими корнями в далекое прошлое.

Начиная от самых простых, примитивных форм древнейшего искусства и кончая большими сложными произведениями современности, вокальная музыка неразрывно связана с речью, со словом, так как речь и пение очень близки между собой. Чем живее, выразительнее речь человека, тем она напевнее, тем яснее мы слышим в ней подъемы и понижения голоса (так называемые речевые интонации) , иногда столь яркие, что ухо ясно улавливает своеобразную "мелодию" речи, хотя звуки этой мелодии не имеют фиксированной высоты и не могут быть поэтому точно записаны на нотном стане. Чем менее выразительна речь (например, скучное выступление оратора "по бумажке"), тем она монотоннее, тем однообразнее ее интонации, тем меньше в ней музыки. Как речь, так и пение воспроизводится голосовым аппаратом человека и воспринимается человеческим слухом.

Но между ними есть и существенная разница. Для произнесения и понимания слов важно не столько различие звуков по высоте, сколько их окраска, различие, получающееся благодаря изменению положения губ, зубов, языка, в результате чего мы и слышим гласные и согласные звуки. А это и дает нам возможность различать слова и понимать смысл речи даже тогда, когда интонации говорящего бедны и монотонны. Хотя в некоторых языках, например в китайском, подъемы и понижения голоса имеют не только выразительное, но и смысловое значение. Да и в русском языке одна и та же фраза, произнесенная с разной интонацией, меняет свой смысл. Так, например, фраза, произнесенная с утвердительной интонацией: "Ты пойдешь завтра на работу" — может быть закончена так: "а я уезжаю в отпуск". Если ту же фразу произнести с вопросительной интонацией, она подскажет совсем иное продолжение: "Ты пойдешь завтра на работу?" ("Или ты уже в отпуске?") И, наконец, та же фраза может звучать приказанием: "Ты пойдешь завтра на работу!" ("Довольно бездельничать!").

Для пения же важнее всего различие звуков именно по высоте, что достигается изменением напряжения голосовых связок. Только изменения высоты звука мы и слышим, когда человек поет без слов, и этого нам достаточно, чтобы наслаждаться красотой мелодии, например в Вокализе Рахманинова или в Концерте для голоса с оркестром Глиэра.

Но в пении со словами — а такова, за редким исключением, вся вокальная музыка — речь и музыка вступают в более сложные взаимоотношения .

Во всех подлинно художественных вокальных произведениях музыка усиливает выразительность речи, но происходит это по-разному. В одних случаях мелодия музыкальной фразы рождается из интонаций словесной речи, восклицательные, вопросительные и утвердительные интонации получают точную высоту, становятся музыкальными интонациями. Но их речевая природа продолжает ясно ощущаться. Такую мелодию мы называем декламационной, речитативной или просто речитативом (от латинского recitare — читать вслух, декламировать). Замечательные образцы речитатива мы находим в русской опере и романсе, особенно в произведениях Даргомыжского и Мусоргского. Так, в известной драматической песне Даргомыжского "Старый капрал" выразительно и правдиво переданы суровые, мужественные интонации речи старого солдата перед его казнью:

17

Еще яснее чувствуется интонационно-речевая основа в оперных речитативах, о которых пойдет речь ниже.

Но далеко не во всех вокальных произведениях так ясно ощутимы речевые интонации. Когда речь становится пением, в ней появляются новые качества, свойственные именно музыкальному искусству. Если в речи подъемы и понижения распределены неравномерно, обусловлены прежде всего смыслом фразы, то музыка стремится эти подъемы и понижения подчинить определенному порядку, внести в них свойственные музыке принципы повторности, ритмической размеренности. Вот почему композиторы гораздо чаще обращаются к стихам, чем к прозе, так как повторность, размеренность присущи уже самой поэтической речи. В мелодиях песенного типа мы ясно ощущаем размеренность и в ритме, и в мелодическом движении. Один из возможных примеров — мелодия романса Глинки "Венецианская ночь" с ее равномерным колыханием и повторением одной, самой характерной для этого произведения "переливающейся" интонации. Такой тип мелодии как нельзя лучше соответствует образам стихотворения — картине южной ночи и спокойно катящей свои волны реки.

Конечно, нельзя четко разграничить все мелодии вокальных произведений на чисто декламационные и чисто песенные. Часто мелодия в переделах одного и того же произведения меняет свой облик: в песенной мелодии композитор подчеркивает наиболее значительные слова декламационными оборотами, или, наоборот, мелодия, начинаясь речитативными фразами, приобретает постепенно широту и напевность. Но два принципа — декламационный и песенный — составляют самую сущность вокальной мелодики, на их взаимодействии основаны все ее формы, начиная от самых простых песен, исполняемых голосом без сопровождения, и кончая самыми сложными вокальными произведениями.